Чужие похороны
instigatorgirl
— Папа! Зачем маму туда кладут?
— Да, в этот красивый ящик.
— А куда они ее понесут?
— А там наши цветы не стащат?

— Конечно наши, их подарили маме.
— Когда спит, она такая красивая!
— А можно я пойду вместе с вами?
— Пап, а что значит плаксивая?

— Пап, а на кладбище весело?
— А почему громко нельзя разговаривать?
— А зачем все зеркала завесили?
— А можно сегодня я буду чай заваривать?

— Ну ты же сказал, что гости придут?
— Ой! Как много клумб, и все огорожены!!!
— Пап, а они все с нами идут?
— А кто охраняет цветы? Сторожи?

— Папа, зачем он с мамой прощается?
— А душа сильно болит?
— А что они делать собираются?
— Зачем ее целовать? Она же спит!

— Какая на тете красивая шляпа!
— Зачем маме вечный покой?
— Мама совсем замерзла, папа!
Скорей ее одеялом накрой!

— Папа, зачем ее закрывают?
Там же темно!!! Ей будет страшно!!!
— А гвозди зачем они забивают?
— А почему это теперь не важно?

— Папа! Не надо! Не дай им ее закопать!!!
Давай лучше маму домой заберем,
Мы положим ее в кровать,
Ляжем рядом и согреем вдвоем...

(no subject)
instigatorgirl

Сидят за столом три друга,
А, может, подруги сидят.
Гуляет окурок по кругу,
О жизни они говорят.

У них максимальные души,
Сердца все еще молоды,
Только глаза иссушены
Слезами грядущей беды.

Мирно проходит вечер,
К полуночи спор утих.
Утром ласковый ветер
Застал за столом двоих.

День провели в молчании:
Они вспоминали ушедших.
На лицах следы отчаянья
От боли по всем умершим.

Кутает Землю мрак,
Ночь накрыла двоих.
Утром в ближайший кабак
Пришел один из троих.

Напившись до горького бреда,
Слез она не чуралась.
Наутро и малого следа
От троицы не осталось...


Наверное я сожалею
О тех, кто ушел от меня,
Но больше боюсь и жалею,
Боюсь и жалею себя.

Слишком мучительно больно
Утром проснуться одной!
Слишком трясутся безвольно
Руки порой ночной!

Когда я умру, в тот день,
Выгорят на поле травы,
Полдень проглотит тень,
Лето напьется отравы!

В тот день, когда я умру,
Дети заплачут страшно,
Песню свою на ветру
Исполнит церковная чаша.

Я положу себя в гроб
И поднесу на кладбище,
Рядом с друзьями чтоб
Бесценным лечь кладищем.

Нету такой могилы,
Чтоб поместились мы!
Друзей хоронить не смогли
В мире, который создали вы!

2000


(no subject)
instigatorgirl

Господа и Господинки
Наших северных морей,
Я люблю его за льдинки,
Что блестят из-под бровей.

Господа и Господинки
Наших северных широт,
Я люблю его морщинки,
Плеч широкий разворот.

Я люблю его объятья:
Силу рук и сердца трепет.
Я люблю с безумьем счастья.
"Ты любила!" - возглас слепит.

Вы напрасно поправили,
Это не наваждение.
Вы меня позабавили
Своей верой в забвение.

Неужели считали,
Что не любят в отсутствие?!
Ах, Вы даже не знали,
Как угнетает сочувствие!..

Не смейте меня жалеть!
Не смейте несчастной звать!
Мне легче самой умереть,
Чем нашу любовь предать!

Господа и Господинки
Ваших странных заблуждений,
Я люблю, храня картинки
Наших страстных приключений!

2000


март millennium
instigatorgirl

Боль! по закоулкам тела.
Мне нет никакого дела.

Время кого-то лечит -
Время меня калечит.

Солью весна на сахарный снег.
Боль... У меня погиб человек!

Я бреду вслепую по улице
Ярко - глаза болят и щурятся.

Моя адекватность зажата в тиски,
Реальность разбита, и сердце – в куски.

Я пытаюсь собрать осколки,
Сохранить. Но калечусь только.

Я к тебе отчаянным жестом -
Пальцы ловят пустое место.

Подбираю заплаты дыру зашить,
Но роняю иглу и теряю нить.

Эх, знать бы, что Мойры пели,
Когда над моей корпели?..

Наверное, что-то о счастье,
О том, как уходят в ненастье.

И уже не они, а я
Пропою, печаль не тая,

Что нету закона о давности
Для трех категорий модальности.

Я не желаю вести разговоры!
На талом снегу, как на коже, поры…

Фрагментарная явь и обрывки мыслей -
Самое важное за скобки вынесли!

Образы водят вокруг хороводы
Чистым безумием худшей породы,

Кончился разум - теперь червоточина.
Периферийно мелькает обочина

Белой полой халата врача,
Трется бордюр смычком скрипача

По натянутой туго струне сознание
В игровой точке незабывания…

Я иду по грудине города,
Я не чувствую внутри холода,

Только жар и горячку боли,
И следы… сапогов и соли,

И соли дорожной на сапогах,
Что по мне… и что на моих ногах.

Грудь, ключица, пригорок плеча,
Шаг, другой. Светофор как свеча.

Или это в глазах темнота?
Или это болит пустота?

Или это гомон людей?
Или это слезы детей?

Или это звенит тишина?
Или потерей оглушена?

Или твой саван и мне пелена?
Плата за то, что не наша вина?

Фонендоскопом свисает фонарь,
Где-то печально звонит пономарь…

Это в дальнем чулане памяти,
Это там, где искать не станете,

Это там, где тупик смысла,
Там на паузе жизнь повисла,

Это там, где конец истории,
Где любовь заменили горем.

Боль! колоколом по закоулкам.
Сокращаю маршрут переулком,

Наконец, подворотни хребет,
Лужи лежат, как талый щербет,

Густые, лиловые, кисло-сладкие
Липкие и настолько же гадкие.

Дернулся звучно люк-кадык,
Словно спорить со мной привык.

Прогорклым маслом старухи
Размазаны, шепчут слухи,

На лавочке оплывают,
Новые сплетни пускают.

Катится день, лишь солнце зайдет,
Язык-подъезд всех бабок слизнет.

Вот и меня дом жадно слопал,
Дверью-губами вслед захлопал,

Смакуя все мои хрящики,
Причмокнул почтовым ящиком,

В утробу свою пропихнул,
В квартиры удушливый гул.

Мне бы к окну поближе,
Может быть, смерть увижу,

Чтобы послать с ней привет
Тому, кого больше нет,

Я ей, увы, не соперница.
Жизнь – ветряная мельница:

Судьбу равнодушно мелет в муку,
Мелким помолом надежды - в тоску.

Мне бы поближе к Богу,
Чтобы увидеть дорогу.

Я потерялась в тумане пути,
Не знаю, как и куда мне идти.

Внутри колотится раненый зверь.
Нас больше нет. И не будет теперь.

Я не хочу выживать и терпеть!
Дайте мне тоже тогда умереть!

Только и это мне не позволено -
Высшему промыслу подневольная…

2000


Погоня
instigatorgirl

Толпа людская,
Рой пчелиный,
Свора псов войны
По следу пущена.
И нет пощады мне!
Почуяв кровь,
Не остановит гон,
За вожаком
В охотничьем азарте
На пряный запах пота,
На сладкий аромат,
Смердящего от страха,
Загнанного зверя,
Слюной захлебываясь,
Волчья стая
Летит за теплой плотью,
Впадая в раж
От звука бьющегося сердца.

Охотничий рожок.
Еще. Еще один.
Добычу уступая,
Провыл ведущий,
Послушная ему,
Разочарованная
Заскулила стая,
Замедлив бег,
В тень сумерек
Зеленых отступая,
Все также голодна,
В надежде новой жертвы.

Я дальше мчусь,
Ослеплена
Адреналиновым пожаром,
Бушующим внутри.
Вперед стремлюсь,
Желая умереть
От лопнувшего
Под ударом барабана,
Что слева из груди
Качает кровь мне в уши.

Бегу, несусь,
По-прежнему добыча, -
Не важно, кто идет за мной,
Трофеем стать обречена
Злосчастною судьбой
Задолго до того,
Как хрупкий мой покой,
Погоней был нарушен.

Инстинкты – сдались,
Мозг – уже давно,
Лес кончился,
И нет укрытья боле,
Теперь я – легкая мишень
На свежеубранном
И обнаженном поле.

Стрела настигла -
Не могу бежать,
Мне нет спасенья –
Перебиты ноги,
Сплелись в клубок.
Паденье…
Кувырок…
Ничком лежать,
Взывая к смерти
О забвенье.

Глуха старуха,
Или выходной
Взяла хромая,
Выкосив по списку
Всех, кто сегодня на покой
Был предназначен.
Я была,
Была
К нему так близко.

Лежу.
Валяюсь.
Попрана триумфом,
Что проливаясь
Через край
Удачливых ловцов,
Бурлит вокруг.
Петля на шее
Затянулась туго,
Могу едва дышать –
Так нужно,
Чтобы от натуги
Я не могла кусать.

Окончен гон.
Побеждена.
И все-таки боятся…
Они.
Меня.
Звук захлебнулся
Хрипло в стон
Сквозь перетянутое горло, -
Мой черед смеяться.

И, вдруг, из леса вой
Пронзительно тоскливый
Разнесся по округе -
Когда проигран бой,
Непавший воин,
Пленник несчастливый
Закован будет,
Тешить на досуге
Того, кто победил -
Волк'и горюют обо мне,
Как о своей подруге,
Укрытые надежно
Лесною сенью,
Как плащом,
Глядят из-под полы
И плачут осторожно.

Отныне я в плену,
И мой удел терпеть,
Потехой быть ловцам,
И развлекать их челядь,
И проклинать тюрьму,
И ненавидеть плеть,
И умолять Творца
Земной мой срок умерить,
Смотреть сквозь пелену,
Что застит мир слезами,
И видеть только клеть,
В которой я живу,
И чувствовать тоску.
Тоску!
И прелесть
Всех моих
Несбывшихся мечтаний!
Что знаменует зрелость…

И так печально знать,
Что время не замедлить,
И кандалы не снять,
И не покинуть крепость,
И больше мне не петь,
И славной драки
Больше не затеять,
И что отныне не взлететь
Так высоко, как только
Юные сердца летают.

И есть, о чем жалеть,
И не к чему стремиться,
Пытливый ум свой
Некуда нацелить.
И впредь
Скорбеть,
И не преодолеть -
Сама себе
Надежная темница.
И только верить,
Верить,
Верить…

2013


Почти Сонет
instigatorgirl

Стон тормозов. И звук глухой удара.
Волна пошла – и содрогнулись стены
Внутри меня. И свист кровавый пара
Опеленал. И звон стеклянной пены.

Расплылся фокус, явь повреждена.
Отхлынул мир, вдруг, ставший черно-белым.
Вкус, запах, краски смыла тишина,
Переливаясь за мои пределы.

Барьер незримый оттолкнул упруго
Толпу людскую, что ко мне бежала.
И даже время. Время! От испуга
Споткнулось и… И снова зашагало.

Вдребезги, словом одним лишь, умея кричать,
Я молчу, потому что мне есть, что сказать.

2012-2013


?

Log in

No account? Create an account